интернет-портал о рыбной отрасли

 Каталог организаций
 Прайс-листы

 Справочник рыб
 Справочник типов судов

 Частные объявления
 Контакты
Регистрация
Восстановить пароль
Главная >  Статьи > Рыба уперлась в спрос: о рыбопромышленном ... Карта сайта    В избранное    Контакты
НОВОСТИ
Пресс-релизы компаний
Выставки и конференции
ОБЪЯВЛЕНИЯ
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Регистрация
Организации
Прайс-листы
Работа
Справочник рыб
Справочник судов
Законодательство
Рыбные бренды
Справочная информация
Статьи
Рыба и здоровье
РЕКЛАМА НА ПОРТАЛЕ
Карта сайта
Контакты







кухня рыбака

Суп перловый с фрикадельками из морского гребешка
Мясо морского гребешка промыть, половину подготовленного мяса гребешка отварить и соединить с сырым. Добавить репчатый лук и пропустить через мясорубку. После этого добавить соль, перец, яйца и перемешать. Полученную массу разделать на небольшие шарики. Фрикадельки отварить в небольшом количестве воды. Перебранную и хорошо промытую перловую крупу залить кипящей водой и варить на слабом огне в течение 40—60 мин. Коренья и лук нарезать мелкими кубиками и обжарить с жиром. В кипящий бульон, полученный после отваривания морского гребешка, положить подготовленную перловую крупу и варить при слабом кипении до готовности. За 15—20 мин до окончания варки добавить обжаренные коренья, лук, перец и соль по вкусу.
При подаче в тарелку с супом положить фрикадельки и мелко нарезанную зелень.
Подробнее »
Все рецепты »

Популярная ихтиология

Fishportal: Популярная ихтиология
Рыба-меч
В раздел ВИДЕО »

Баракуда

Рыба уперлась в спрос: о рыбопромышленном комплексе России



Рыбопромышленный комплекс России – одна из немногих отраслей экономики, для динамического развития которых современные макроэкономические условия могут оказаться оптимальными. Однако тормозом этого процесса является падающий внутренний спрос.

Как сообщили в Федеральном агентстве по рыболовству, в 2015 году, по предварительным данным, объем вылова в стране достиг значения, рекордного за последние 15 лет, – 4,4 млн т. Увеличение уровня добычи в прошлом году происходило в том числе благодаря экономическим факторам. Продуктовое эмбарго, введенное Российской Федерацией в отношении стран, поддержавших антироссийские санкции, привело к сокращению импорта рыбной продукции практически вдвое. Необходимость замещать часть выпавшего импорта возникла как в оптово-розничном звене, так и в сфере рыбопереработки. В связи с этим торговые компании и рыбоперерабатывающие предприятия вынуждены были налаживать контакты с отечественными рыбопромышленниками, которые ранее не ощущали особого спроса на внутреннем рынке: были проблемы с входом в розницу, да и переработчики предпочитали импортное сырье.


Благодаря открывшейся возможности в 2015 году увеличились выловы особенно тех видов водных биоресурсов, объемы поставок которых сократились прежде всего, – это лососевые (вылов по итогам года вырос на 8% по сравнению с 2014 годом), сельдь и мелкосельдевые виды рыб (килька и шпрота, тюлька, хамса – рост составил 68%), мойва (69%), креветка (23,6%), скумбрия (10%) и сардина (42,6%), заявили в Росрыболовстве. Предложение отечественной рыбы на полках торговых сетей выросло с 50 до 65%, изменился и ассортимент: появились дальневосточная рыба (кета, кижуч, нерка), уловы рыбаков Севера (мурманская треска и пикша), а также рыба из других приморских регионов – например, балтийская килька, черноморская хамса, азовская тюлька.


В целом, по данным Росрыболовства, на ближайшие годы в планы заложено увеличение объема добычи водных биоресурсов до 5 млн т. Этого показателя можно достичь прежде всего за счет повышения объема вылова малоосваиваемых промысловых объектов. В том числе, по данным науки, сейчас на Дальнем Востоке восстановляются природные запасы сардины иваси и скумбрии, которые вносили значительный вклад в вылов в советские времена. По оценкам ученых, возобновление промысла сардины иваси и скумбрии на Дальнем Востоке может обеспечить прирост вылова в 150 000–200 000 т. Есть еще ряд недооцененных объектов. Показатель вылова в 2016 году, заложенный в государственной программе РФ «Развитие рыбохозяйственного комплекса», составляет 4,28 млн т (на 2015 год был плановый показатель в 4,26 млн т), но фактический показатель, как и всегда, будет зависеть от ряда факторов – как природных, так и экономических. С начала 2016 года вылов всех российских пользователей вырос по сравнению с 2015-м на 4,8%.


сновные проблемы отрасли были обозначены президентом РФ Владимиром Путиным осенью 2015 года на заседании президиума Государственного совета по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса в Российской Федерации. По его словам, три четверти отечественного морского рыболовства базируется на российских биоресурсах, и в целом по объему добычи Россия устойчиво занимает в последние годы 5–6-е место в мире. Но на российских прилавках по-прежнему преобладает импортный и достаточно дорогой товар, да еще и не всегда хорошего качества, а то и вовсе искусственного происхождения.


Основной объем выловленной рыбы поставляется на экспорт в мороженом виде, с низкой степенью переработки. Предприятия переработки, склады, оптово-распределительные центры, транспортная логистика развиваются крайне медленно. На экспорт в прошлом году было поставлено 87% мороженой рыбы, а филе и готовой продукции – всего 7%. Доля мороженой рыбы на внутреннем рынке составила 56,7%, а доля филе – чуть более 2%. Таким образом, другие государства получают не только лучшие сорта рыбы, но и возможности для создания новых рабочих мест, развития своей экономики, перерабатывающих отраслей, где формируется добавленная стоимость. «Нашу страну и граждан абсолютно не устраивает, когда ассортимент и цены на рыбу на внутреннем рынке определяются зарубежными поставщиками, когда почти 70% доходов рыбодобывающих предприятий основано на экспорте сырья», – подчеркнул тогда Владимир Путин.


Среди предложений, вошедших в перечень поручений президента РФ по итогам Госсовета, – увеличение срока закрепления долей квот добычи за пользователями (до 15 лет), с тем чтобы рыбопромышленники могли расширить горизонт инвестиционного планирования и вкладываться в развитие бизнеса, повышение порога освоения квот с 50 до 70%, а также выделение до 20% квот добычи (вылова) водных биоресурсов на закупку новых судов рыбопромыслового флота, построенных на российских верфях, и строительство объектов переработки водных биологических ресурсов. Эта концепция в экспертной среде получила название «квоты под киль» и вызвала немало вопросов.


По мнению исполнительного директора Рыбного союза Сергея Гудкова, в ближайшее время роста рыбодобычи не случится – некоторый прирост возможен, но в рамках статистической погрешности. Иными словами, если в 2015 году в стране выловили 4,3–4,4 млн т, то объем промысла в текущем году может оказаться на 100 000 т меньше или больше. Такой показатель может быть достигнут, если не произойдет природных или техногенных катаклизмов, которые приведут к ограничению промысла.


«В глобальной экономике сегодня нет сильных негативных или позитивных факторов, которые всерьез повлияют на объемы вылова в ту или иную сторону», – считает Сергей Гудков и подмечает опасную тенденцию. По его словам, рыбопереработка в России будет сокращаться. «Я имею в виду не первичную рыбопереработку, которую тоже учитывает статистика. Грубо говоря, под ней подразумевается минимальный набор операций с рыбой, которые делаются, чтобы обеспечить ее сохранность. Гораздо более серьезным показателем является дальнейшая переработка, связанная с выпуском того продукта, который в конце концов попадает к нам на прилавок. Это пресервы, филе, копченая и соленая рыба. Так вот, в этом сегменте, скорее всего, будет падение. Глубокая переработка рыбы просела в 2015 году на 40% и в этом году просядет еще. Это произойдет из-за ослабления рубля и, как следствие, роста цен. Продукция будет дорожать, а доходы населения – падать. Соответственно, люди будут покупать меньше рыбопродуктов», – говорит он.


В то же время финансовый аналитик группы компаний «ФИНАМ» Тимур Нигматулин ожидает, что в наступившем году темпы роста рыбодобычи будут сопоставимыми, то есть окажутся около 4,5%. «Также мы ожидаем роста в сегменте переработки. По нашим оценкам, эмбарго РФ на ввоз товаров из ЕС привело к тому, что с рынка ушло примерно 14% рыбы и морепродуктов. Конкуренция существенно сократилась, а игроки рынка повысили свою маржу за счет роста цен в условиях неизменившегося спроса. Таким образом, ввод новых производственных мощностей вполне вписывается в рамки процесса импортозамещения. Скорее всего, при должном качестве и вложениях в маркетинг продукция будет пользоваться спросом», – считает он. Как полагает Тимур Нигматуллин, стратегия развития рыбной отрасли России должна включать в себя программы, направленные на стимулирование объема вылова. С другой стороны, необходимо стимулировать и развитие сегмента переработки. «В России исторически была слабо развита перерабатывающая рыбная промышленность. Таким образом, большая часть выловленной в РФ рыбы отправляется на переработку в другие страны и потом вновь импортируется в РФ», – объясняет он.


Спустя год с момента введения продуктового эмбарго рыбаки подчеркнули положительный эффект от санкций, отметив увеличение поставок лососевых и сельди, подмечает главный редактор портала «Где Рыба» Макс Фишман. «Конечно, итальянский пармезан заменить пока не получилось (по всей видимости, дело в молоке), однако дальневосточная нерка легко заменила норвежский лосось. По-прежнему остаются актуальными вопросы доставки в центральные регионы, а также административные барьеры», – считает Макс Фишман.


Введение международных санкций некоторые компании используют для старта новых проектов. В частности, ГК «Карельский Комбинат» совместно с международным инвестиционным фондом Hermes-Sojitz реализует проект по созданию рыбоперерабатывающего комплекса на территории Западной Африки. «Многие африканские страны готовы предоставлять преференции в виде освобождения от налогов предприятиям, ориентированным на экспорт. Таким образом, 80% производимой в Африке продукции планируется направить на экспорт. Причем показатели потоков сбыта продукции в России были скорректированы из-за санкций. Если изначально планировалось отправлять в Россию только 7–10% готовой продукции, то предположительно эти объемы могут возрасти до 15%», – прогнозируют в Hermes-Sojitz.


Пожалуй, наиболее серьезным риском для отечественной рыбной отрасли на данный момент является снижение внутреннего потребления. По данным холдинга «Ромир», в 2015 году потребление рыбы и морепродуктов в России сократилось на 12%. Рыба и раньше не была основным продуктом на столах россиян, а когда она стала резко дорожать, то сразу же попала в список товаров, от которых можно безболезненно отказаться. «Еще одно немаловажное направление работы по стимулированию роста вылова и поставок рыбы на внутренний берег – меры по популяризации российской рыбной продукции и повышению потребительского спроса. С прошлого года мы реализуем программу продвижения российской рыбы», – сообщили в Росрыболовстве. Однако, судя по всему, эта политика пока не приносит результатов. По крайней мере, падающие доходы населения приобретению морепродуктов явно не способствуют.


Для стимулирования спроса необходимо сделать морепродукты более доступными. Для этого нужно создание современной инфраструктурно-логистической цепочки – от моря до прилавка. Речь идет о модернизации портовой инфраструктуры, создании перерабатывающих мощностей, распределительных центов в приморских регионах и хабов в центральной части России. В частности, Росрыболовством разработана концепция рыбного кластера на Дальнем Востоке. Его концепция была представлена в январе этого года рыбацкому сообществу и региональным властям. «По предварительным расчетам, реализация первого этапа кластера к 2018 году будет способствовать наполнению внутреннего рынка качественной продукцией в объеме около 100 000 тонн в год, привлечению частных инвестиций в объеме 17 млрд рублей, а также увеличению налоговых поступлений на 1,6 млрд рублей в год», – сообщили в Росрыболовстве.


Еще одна серьезная проблема отрасли – изношенность и низкая эффективность рыболовецкого флота. Более 80% рыбопромысловых судов имеют срок эксплуатации больше 20 лет. При этом в России начиная с 2009 года построено только 16 рыболовных судов, из которых десять – малотоннажные. По словам главы российского представительства международного инвестиционного фонда Hermes-Sojitz Олега Янтовского, недостатки оте­чественной рыбной отрасли, которая на данном этапе продемонстрировала свою неспособность работать автономно, выявило введение эмбарго. «Самым слабым звеном оказалось устаревшее оборудование рыболовецких судов и перерабатывающих предприятий. На мой взгляд, внедрение новых современных технологий является задачей номер один для реабилитации российской рыбопромышленной отрасли», – говорит он.


Государство готово бороться с этой проблемой, и главное новшество – так называемые квоты под киль, о которых говорилось на заседании президиума Государственного совета по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса. Их суть в том, чтобы предусмотреть определенные преференции при распределении квот на вылов морских биоресурсов для тех, кто является собственником или заказчиком новых промысловых судов, построенных на территории России. Речь идет о выделении из общей базы 20% квот под инвестиционные цели – развитие рыбопромыслового флота и переработки.


Выделение дополнительных квот на добычу рыбы для предприятий, осуществляющих строительство новых судов на отечественных верфях или строительство рыбоперерабатывающих заводов, может иметь существенный эффект, считает руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков. «Пока что за месяц мы собрали 30 заявок на строительство более 80 судов рыбопромыслового флота на отечественных судостроительных предприятиях в период с 2016 по 2034 год», – говорит Илья Шестаков. Заявки поступили от рыбохозяйственных организаций Дальневосточного, Северного и Западного бассейнов.


«Это очень серьезные шаги, которые надо тщательно взвешивать. По мнению некоторой части рыбаков, выделение части квот под строительство судна не решит проблему создания отечественного судостроения. Тем не менее какие-то меры стимулирования нужны. И мы будем в этом участвовать, с тем чтобы эта система была прозрачна, понятна и не развалила то, что уже создано», – заявил в январе текущего года в ходе V Научно-практической конференции для рыбаков Северо-Запада президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров Александр Фомин. В тексте решения конференции говорится о том, что предложенные изменения в налоговое законодательство могут значительно снизить доходы рыболовных компаний. Проведенные расчеты экономических последствий для отрасли, бюджета всех намеченных изменений в законодательство показали, что при изъятии до 20% квот потеря дохода для рыболовных компаний по Северному бассейну в целом составит около 14 млрд рублей.


Существующие предложения по изъятию у организаций до 20% квот и распределения их на инвестиционные цели прокомментировал руководитель Группы компаний «Карельский Комбинат» Максим Трало. «На мой взгляд, вопрос прозрачности этого механизма недостаточно проработан. Эффективность реализации подобных нововведений остается под вопросом. К тому же наши российские верфи не имеют реального опыта строительства рыболовного флота на конкурентных условиях. Это может привести к различным коррупционным схемам при перераспределении квот», – утверждает он.


По словам Максима Трало, перспективы развития рыбной отрасли в 2016 году достаточно позитивны. Многие предприятия будут стараться наращивать объемы добычи и производства, а на эти цели необходимо будет привлекать финансирование. «Не менее важными задачами становятся проблема создания конкурентных условий для работы российского флота на промысле, обработки и обслуживания судов в российских портах, снижение бюрократических процедур и непроизводительных затрат на пути рыбопродукции от промысла и перерабатывающих предприятий до конечного покупателя. От решения этих задач будут зависеть поставки рыбопродукции как на внутренний рынок, так и на экспорт, а сама рыбная продукция станет более доступной для населения страны», – считает Максим Трало.


Дополнительный выход из сложившейся ситуации эксперты Центра ОНФ по мониторингу технологической модернизации и научно-технического развития (НТР) видят в экстенсивном росте производства аквакультуры. В прошлом году доля России среди ключевых стран-производителей составила всего 0,3%, тогда как доля Китая – около 50%. Но выведение новых пород рыб тесно связано с развитием новейших технологий (селекция, тестирование новых рецептур кормов и пр.). Эксперты центра обращают внимание на то, что банкротство ряда российских компаний произошло в том числе и в связи с гибелью малька, завезенного из Норвегии, а значит, крайне необходима государственная поддержка аквакультуры.


В целом ситуацию в российском рыбопромышленном комплексе можно назвать стабильной, а настроения участников рынка скорее позитивными. Россия остается одним из лидеров по объему рыбодобычи. Однако, учитывая естественные географические преимущества государства, это лидерство могло бы быть еще более прочным. На повестке дня стоит задача по повышению роли отрасли в экономике страны, а для этого необходимо увеличить объемы глубокой переработки. Причем драйвером этого процесса может быть не только внутренний спрос, но и перспектива экспортных поставок продукции с высокой добавленной стоимостью.


Автор: Андрей Носов
журнал «Морской бизнес», № 42, март, 2016 г.






e-mail: info@fishportal.ru © Fishportal 2017. Все права защищены.